Полдень в Иерусалиме, начало месяца кислев — чудесная пора. Летний зной позади, и так приятно гулять по городу, который строило само Время. Мы сидим за столиком маленького кафе в одном из переулков пешеходной зоны, откуда открывается вид на улицу Яффо. Прямо перед нами — высокий дом, облицованный светлым иерусалимским камнем. Он ловит лучи яркого солнца, отражая их и освещая близлежащие кварталы. 

— Это наш новый проект, — говорит мой собеседник, риелтор Аарон Шапира, — и это одна из последних иерусалимских строек такого масштаба. Здесь девять этажей, есть пентхаусы. 

— Кто ваши клиенты? 

— Состоятельные люди, в основном москвичи. Среди них — владельцы банков, успешные бизнесмены и топ-менеджеры. Например, этот дом строит компания «Африка-Израиль». Проект называется «Рав Кук, 7». Есть и другой аналогичный — «Хацер а-Невиим», который будет готов в 2015 году. 

— За что платят ваши клиенты? 

— Обычно люди покупают квартиры для жизни, как вложение средств или их интересует и то и другое. Здесь — особый разговор. Они платят также и за то, что из окон этого дома открывается вид на Старый город, на Храмовую гору, Стену Плача и важнейшие святыни нашего народа. Это самый дорогой пейзаж в мире. Наши клиенты покупают не квартиру, они покупают кусочек Иерусалима. 

— Что такое для вас — кусочек Иерусалима? 

— Трудно выразить это словами. Ты приобретаешь место, где отдыхает твоя душа. Мне важно еврейское присутствие в Эрец-Исраэль. Кому-то мои слова могут показаться смешными, но я помогаю евреям исполнить заповедь заселения страны Израиля. Мои клиенты — только евреи. Говорят, что вкладчики в израильскую недвижимость хотят приобретать жилье у моря. Но понятия «далеко» и «близко» теряют смысл, когда речь идет об Израиле. Ты купил квартиру в Иерусалиме, но через 40 минут неспешной езды на машине уже у моря. 

— Что такое «удачное вложение в недвижимость»? 

— Я считаю, что это вложение в строящийся дом. Цена на квартиры в таком доме на 25–30% ниже, чем в готовом. Плюс недостроенном доме нам легко изменить планировку по желанию заказчика. 

Аарон Шапира (фото: Eli Itkin)
Аарон Шапира (фото: Eli Itkin)

 — Где вы советуете покупать квартиры? 

— Я патриот Израиля и патриот Иерусалима и советую покупать в Иерусалиме. Моя фирма торгует только элитной недвижимостью в столице. Это новые квартиры в проектах «Африка-Израиль» или превосходные дома и квартиры «со вторых рук» в старой части города. Есть и виллы. Цена квадратного метра в центре города начинается с $9000. Нашим клиентам мы предлагаем дома в тихих и зеленых районах, таких как Рехавия. 

— Когда вы говорите «мы», кого имеете в виду? 

— В последнее время я занимаюсь делами лично. В офисе трудятся двое — я и секретарша. Специфика моей работы такова, что мне приходится быть доверенным лицом покупателей, их представителем в Израиле. Те, для кого я работаю, не хотят иметь дело с агентами. Никто не хочет доверять свои секреты наемным работникам, которые завтра могут уволиться. А я умею хранить секреты. 

Я могу поверить Аарону Шапире. Брать у него интервью не так-то просто. Он говорит скупо, без подробностей, тщательно обдумывая каждое слово. Такому человеку и я бы доверил свои тайны, если бы они у меня были. 

— Аарон, что значит «хороший риелтор»? Мне приходилось иметь дело с плохими. Приходишь к такому, задаешь вопросы о квартире, а в ответ слышишь: я там еще не был, вот сходи сам, посмотри, а потом опишешь мне, что увидел. 

— Это непрофессионализм и даже жульничество. Я не только заранее смотрю квартиру, которую собираюсь показывать, а тщательно готовлюсь к встрече с покупателем, узнаю о его предпочтениях. Мне дороги не только его деньги, но и время. Поэтому я не вожу потенциальных вкладчиков в мало-мальски подходящие квартиры, с надеждой, что они выберут более или менее сносную. Нет, я готовлю 5–6 отличных квартир, из которых клиент выбирает именно то, что искал. Выясняю, кто соседи и почему хозяин продает квартиру.

— А бывает, что ваше мнение и мнение клиента расходятся? Что происходит в таком случае? 

— Если недвижимость, которую хочет приобрести клиент, — не самое выгодное вложение средств, говорю ему об этом прямо. Даже если сорвется сделка, лучше потерять «малерские» проценты, чем доброе имя. В конечном итоге только доброе имя и окупается. 

Аарон Шапира (фото: Eli Itkin)
Аарон Шапира (фото: Eli Itkin)

— Что такое «элитный дом»? Чем он отличается от обычного дома, где площадь четырехкомнатных квартир превышает сто метров? 

— В домах фирмы «Африка-Израиль» — крытая парковка, тренажерный зал, консьерж, охранник. И, конечно, там совсем другое качество строительства, отделочных работ, электропроводки, канализации. 

— Все ли клиенты приобретают собственность за наличные? 

— Если необходимо, мы помогаем покупателю оформить счет в израильском банке, получить консультацию и взять ссуду на выгодных условиях. В этом мне помогает жена — она работает в банке. Я могу помочь вернуть вложенные средства, получив при этом прибыль. Здесь выручает краткосрочная аренда. Кроме того, «Африка-Израиль» предлагает клиенту заплатить 30% при подписании договора, а оставшиеся 70% — при получении ключа от квартиры. 

— Бывает, при покупке квартиры «от каблана» человек получает целый ряд неприятных сюрпризов «по дороге». Например, он узнает, что имеет право пользоваться только услугами адвоката, нанятого фирмой-продавцом или при въезде вдруг выясняется, что за подключение коммунальных услуг покупатель обязан дополнительно заплатить. 

— «Африка-Израиль» славится своей порядочностью. Никаких сюрпризов! Все расходы известны в момент покупки. 

— Хорошо, но могут быть сюрпризы иного рода. Например, человек покупает квартиру в исторической части города. Рядом — развалины старых зданий. А вдруг на месте этих развалин вырастет новый дом, который заслонит от владельцев квартир не только изначальный вид на город, но и солнце? 

— Во-первых, там, где мы продаем недвижимость, все дома охраняются законом. Их нельзя разрушать, так как это действительно исторические здания, «батим ле-шмура». Если нужно, мы можем предоставить им информацию из строительного отдела муниципалитета. Покупатель увидит, как наши градоначальники собираются развивать интересующий его район в ближайшие 50–60 лет. 

— Помогают ли вам знания, приобретенные в ешиве? 

— В бизнесе не помогают, но помогают в решении морально-этических вопросов, связанных с бизнесом. В затруднительной ситуации обращаюсь к раввинам. 

— Ваши клиенты — религиозные евреи? 

— Примерно половина. Многие из них, как и я, родились в маленьких городках на Украине. Я сам родом из Тульчина. Это особый склад души, особая ментальность. Поскольку у нас с ними общие корни, им легче иметь дело со мной. Когда они оказались в Москве, раскрутили свое дело, им стало не хватать еврейской среды, и тогда они пришли в синагогу. А в Москве есть настоящие раввины. И тогда эти бизнесмены стали соблюдать заповеди, жить в общине, интересоваться ее делами и заботами. Им нравится жертвовать деньги на нужды своего народа. 

— Ваши знакомства и деловые связи — из ешиботного прошлого? 

— Израильские — из армии. Я считаю себя настоящим сионистом, горжусь тем, что служил в армии обороны Израиля. 

— Правильно ли я понимаю, что ваши московские клиенты покупают квартиры в Иерусалиме, но живут в Москве? 

— Это не совсем так. В Москве остался их бизнес, но настоящая жизнь проходит в Иерусалиме. В четверг вечером садятся на самолет, и вот они уже дома, с родными. Жены и дети ведь живут здесь. А на исходе субботы или рано утром в воскресенье отец семейства летит обратно. Самолет стал чем-то вроде автобуса, да и цены за билет Москва — Тель-Авив не очень высокая. Сменив Москву на Иерусалим, деловой человек словно попадает в другой мир. Это и есть настоящий отдых! Спадает напряжение трудовой недели в таком жестком городе, как Москва. В Иерусалиме ему вольготно, весело, все в кайф. Его ребенок ходит в школу пешком, а не ездит 3–4 часа через все московские пробки. А главное — чувство безопасности. Ведь здесь тебя охраняет израильская армия, полиция, служба безопасности. А главное — Всевышний нас сохраняет. «Как горы окружают Иерусалим, — говорит книга Псалмов, — так Всевышний окружает свой народ». Где еще вы найдете такой город, одновременно многолюдный и не тесный, оживленный и спокойный? Здесь сочетается бурная жизнь столицы с тишиной маленького городка. А мои клиенты, родившиеся в небольших городах на Украине и проведшие солидную часть жизни в Москве, очень это ценят. 

— Про религиозных евреев я понял. Правда ли, что в городе становится все меньше и меньше светских израильтян, что они бегут отсюда? 

— Я продаю здесь жилье уже восемь лет и ничего подобного не наблюдаю. Посмотрите, какие люди вокруг. 

Вокруг и вправду течет пестрая иерусалимская толпа. Арабы и евреи, светские и религиозные, туристы и местные жители. Попадаются харедим, но это современные харедим. Никто никому не мешает. По одну сторону от дома на рав Кук, 7, — квартал Меа-Шеарим, по другую — оживленнная Яффо, соединяющая разные части города. 

— Наш мэр много сделал для развития города, — продолжает Аарон, — слава Б-гу, его избрали на второй срок. Иерусалим очень изменился. Появились культурные события, составившие честь нашей столице. Религиозный еврей может выбрать ту или иную программу изучения Торы, а светский — компанию по душе. Есть дорогие магазины и все, что может найти человек со средствами в любой развитой стране. Со временем Иерусалим становится все более чистым и благоустроенным. Хорошо решаются проблемы транспорта. Я хотел бы, чтобы здесь селились евреи. Ради этого и работаю. Если бы я думал только о деньгах, ничего бы не вышло. Я говорю моим клиентам: когда придет Машиах, вам не надо будет лететь в Храм на самолете. Вы просто выйдете из дома на улице рава Кука или в квартале Невиим, пройдете 15 минут, и вот вы на месте. На будущий год — в своей квартире в Иерусалиме!