Фонд «Сердце детям» существует уже около четырех-пяти лет. Изначальная идея была – помогать нуждающимся в чем-либо детям, а поводом для его открытия послужили обращения в организацию «Шаарей цедек», несмотря на то, что она занималась только старшим поколением. Но и у бабушек-дедушек есть свои внуки, которые иногда нуждаются в лекарствах, в продуктах и т. п. И тогда было принято решение создать отдельный фонд для нужд непосредственно детей. Официально Фонд считается одной из программ организации «Шаарей цедек», но по факту является отдельной структурой. Всего в Фонде работают три человека, одновременно совмещая несколько должностей. 

Мы беседуем с двумя из них – Ицхаком Зильбергом и Моше Элькиным. 

 

На сегодняшний день в Фонде существует несколько направлений помощи. Первое и самое крупное из них – продуктовая помощь. Как правило, для этих целей выдаются специальные купоны в «Кошер Гурмэ», но иногда (как правило, перед праздниками, но не только) и готовые продуктовые наборы. На Песах раздается маца шмура, cоль, сахар, курица, молоко, кетчуп, майонез, сладости, шоколад. Продукты выдаются семьям, так как невозможно помочь только ребенку, когда он находится в семье.

– Наши продуктовые наборы – дифференциальные: в зависимости от количества детей в семье, от статуса в Фонде. Мы не всегда знаем заранее, на какую точно сумму можно рассчитывать. Наша задача – как некого акселератора: собрать людей, которые нуждаются, пригласить спонсоров и соединить эти две составляющие. Спонсоры решают самостоятельно, кому и как они хотят помогать. А для других мы тогда ищем альтернативных спонсоров. Наш главный девиз: «Мы – не СОБЕС». Мы стараемся дать индивидуальную, а не формальную оценку каждому случаю. Каждый талон – уникален, со своим номером. Если человек не имеет возможности самостоятельно приехать за талонами, то у нас в Фонде есть волонтеры, которые делают за него покупки с доставкой на дом.
Вторая программа – помощь с лекарствами. Сюда входят не только лекарства, но и ортопедические кровати, ботинки. Было несколько случаев, связанных с необходимостью срочной операции. Как вы знаете, в России существует квота на количество операций, оплачиваемых государством. Чтобы получить эту квоту, нужно стоять на очереди. И были случаи, когда благодаря ходатайствам Фонда людям удавалось продвинуть очередь. Бывают конкретные запросы: на очки, на витамины. По многим вопросам мы советуемся с врачами центра «РАМБАМ», они помогают оценить ситуацию.
И наше последнее направление – посещения. Представители Фонда ездят к людям, чтобы посмотреть, как они живут. Мы стараемся помочь улучшить жилищные условия.

О негативной стороне своей деятельности Моше и Ицхак говорят неохотно. Но ведь уметь выявить, кто действительно нуждается, – это тоже часть работы.

– Как-то раз в Фонде раздается звонок: «Мы почему-то уже несколько месяцев не получаем помощи…» Проверяем по спискам: вроде все они получали. Но люди стоят на своем: «Нет, не получали!» И слышно по голосу, что говорят совершенно искренне и серьезно. Что же оказалось? За детей все получал отец, который был с матерью в разводе и просто брал все себе и ничего не говорил! Или бывают случаи, когда люди со слезливыми глазами просят у нас продуктовые талоны, а потом мы случайно встречаемся с ними во время закупок в «Кошер Гурмэ». Вот только в отличие от нас они приезжают туда… на «мерседесах». Или покупают на наши талоны (предназначенные, как мы помним, в первую очередь для детей) три ящика вина. Бывали случаи, когда люди специально снимали квартиру для наших визитов – чтобы показать нам, в каких жутких условиях они живут. В подобных случаях мы изменяем статус и больше за талонами не приглашаем.
– Как вообще в Фонде узнают о нуждающихся детях?
– Ежедневно в Фонд поступают заявки. Кто-то слышал от других, кто-то столкнулся с рекламой. В Фонде положение каждого просителя оценивают по своим критериям. В зависимости от категории устанавливается размер помощи. Есть категория крайне нуждающихся людей, но большинство все-таки – люди средне-низкого достатка. Проблема, что как раз под вопиющие истории намного проще собрать деньги. На срочную операцию, к примеру, спонсоры легко дадут средства. А вот помогать людям, которые как-то держатся на плаву, но при этом время от времени нуждаются в поддержке, – намного сложнее. Причем делать это нужно так, чтобы, с одной стороны, не превратить этих людей в иждивенцев, а с другой – чтобы все было корректно, чтобы люди чувствовали, что к ним относятся по-человечески.
Представьте себе семью: бабушка, незамужняя мать-одиночка (единственная кормилица в семье) и сын. Живут втроем в однокомнатной квартире. Сын страдает постоянной аллергией. Бабушка тоже не совсем здорова. Или, наоборот, семья, из которой ушла мать семейства, оставив детей на отца и бабушку с дедушкой. А зарабатывает только отец. Вот в таких случаях Фонд предлагает свою поддержку и помощь.
Еврейское понятие «цдака» – это не просто благотворительность и не пожертвование. Это – справедливость.
Слышали историю про двух братьев-хасидов? Один был богатым, другой – относительно бедным. Богатый никогда себе ни в чем не отказывал, а главное – всегда хорошо питался, но и бедного брата не оставлял без поддержки. Так продолжалось, пока богач вдруг не разорился. И теперь уже бедный брат на последние деньги покупал ему… красную рыбу! Казалось бы, зачем?! В конце концов тот мог спокойно кушать картошечку с селедочкой, как все. Но это и есть цдака: человек привык к определенному статусу, стилю жизни, и проявить милосердие к нему – это поддержать его именно в том, что ему необходимо.

Ицхак Зильберг и Моше Элькин (фото: Владимир Калинин)
Ицхак Зильберг и Моше Элькин (фото: Владимир Калинин)

– Но если у человека нет денег на хлеб, а его с детства избаловали пирожными, значит, нужно покупать ему пирожные, тогда как все вокруг спокойно едят хлеб?
– Весь смысл цдаки – дать человеку почувствовать себя «нормальным», «полноценным». Если человеку для ощущения собственной полноценности необходимо кресло с бархатной обивкой, то нужно предоставить ему такое кресло! Тогда как кому-то другому вполне хватит обычного табурета. Деньги – это вещь второстепенная. Задача в том, чтобы помочь человеку чувствовать себя нормальным членом общества.

По всем вопросам представители Фонда советуются с раввином Лазаром, с ним согласовываются направления деятельности. Фонду важно заручиться его одобрением и благословением. Так это и работает: Моше и Ицхак предлагают раввину Лазару идею, раввин ее одобряет или нет, он же помогает с поиском спонсоров.
Проектов – очень много, но реализовать получается пока не все. Так, есть идея двухнедельного кошерного санатория для матерей с детьми или программы детских праздников. На Шавуот удалось собрать детей на праздник в синагогу, в том числе и на чтение Десяти Заповедей. (При этом надо понимать, что более 90 % подопечных Фонда – люди не религиозные, и для многих из них это первое посещение синагоги в жизни.) На Хануку удалось привезти в больницу специальных актеров с целым представлением. И хоть идея с санаторием пока не реализована, в летний лагерь, благодаря поддержке спонсора, удалось отправить тридцать подопечных!
Можно спросить: а зачем вообще смешивать Б-жий дар с яичницей и добавлять к благотворительности аспект религиозности? Но, по словам представителей Фонда, это тоже – чисто хасидский подход: сначала человека нужно накормить, а потом уже что-то ему рассказать. Голодный человек невосприимчив к глубоким материям. С другой стороны, благотворительность включает в себя не только материальные ценности. Это и психологическая помощь. Раздавать на Песах кошерную еду или приглашать в Шавуот на чтение Десяти Заповедей – это точный расчет организаторов: «Корень идеи в том, что у каждого еврея есть частичка души, и когда этой частичке хорошо, то и еврею хорошо!»

Да, это – не основная их деятельность. Основная часть деятельности все-таки рассчитана на материальные потребности, на тело. И все же – нет тела без души… «Все религиозные мероприятия – не обязательные, за неявку на них дальнейшей помощи никого не лишают. Все приходят добровольно. И, по словам наших подопечных, от этого только выигрывают!»

Справка:

Ицхак родился в 1984 году в Сыктывкаре, окончил школу, институт (физмат – факультет физики), учился в ешивах в Москве и Израиле. Параллельно является координатором по взаимодействию с УФСИН, женат, недавно родился первый ребенок.

Моше Элькин родился в 1988 году в Оренбурге, окончил еврейскую школу «Ор Авнер», недоучился в музыкальном училище по классу саксофона, духовых и ударных инструментов, несмотря на то, что является обладателем определенных регалий (в том числе Гран-при 2003 г. СНГ на джазовом фестивале). В 17 лет уехал в московскую ешиву, где отучился пять лет, женился, в колеле получил профессию шохета куриц, отец двух детей, параллельно является директором смены мальчиков и ответственным за пиар в лагере «Ган Исроэль» в Москве.