Международные СМИ сообщили о том, что один из ведущих раввинов России по личному приглашению российского президента принял участие в церемонии открытия Олимпиады, состоявшейся в еврейский шабат. В связи с этим различные СМИ, особенно в Израиле, стали делать всякие тонкие и толстые намеки по поводу «истинного лица» современных тартюфов, которые только говорят о своей приверженности святости шабата, а на самом деле с легкостью готовы ею поступиться.

Как это часто бывает, подобные публикации возникают на почве густого невежества журналистов в иудаизме и еврейской истории. 

Прежде всего, принимая во внимание запрет Торы на сплетни и злоречие, мы не должны в отсутствие убедительных свидетельств принимать на веру подобные заявления и считать их истинными. При этом закон имеет в виду любых соблюдающих Тору евреев, даже самых простых. В случае же знатоков Торы подобные не подкрепленные ясными свидетельствами утверждения являются еще более тяжким грехом.

Во-вторых, следует отдавать себе отчет в том, что хотя присутствовать при открытии Олимпиады не есть лучший способ встречи шабата, тем не менее при определенных обстоятельствах находиться в ложе высоких гостей уважаемому раввину не возбранялось. В конце концов, он там не бегал, не прыгал, не ходил со знаменем, не включал и выключал свет и не совершал никаких нарушений. То есть при наличии доброй воли приглашающей стороны (а нет никаких причин в ней сомневаться) организовать его присутствие там таким образом, чтобы никакие запреты Торы не нарушались, возможно! А праздно рассуждать о том, для чего раввину понадобилось положительно ответить на приглашение премьера и провести часть шабата в крайне подозрительном с еврейской точки зрения месте, мы и вовсе не должны. Мы не располагаем полной информацией о взаимоотношениях раввина с президентом и его командой и можем только догадываться, причем с весьма малой степенью достоверности, к каким отрицательным последствиям привел бы отказ раввина присутствовать на церемонии. В конце концов, еврейская история знает немало случаев, когда большим раввинам ради общего блага приходилось проводить шабат в разных подозрительных местах. Например, предпоследний Любавический ребе в своих воспоминаниях описывает случай, произошедший с ним в начале ХХ века, когда он по неотложному общественному делу отправился в Царское Село. Дело было в пятницу, и будущий Ребе не успел вернуться в Петербург к началу шабата. Так он вынужден был в одиночестве провести весь шабат в трактире без еды и без питья, сидя на одном месте среди пьяной русской публики. Интересно, что сказали бы о нем израильские СМИ? 

А вы думаете, при дворах разных графов и вельмож раввинам было легче? Я уже не говорю о блажливых помещиках и бесчисленных дорожных перипетиях прежних времен!

Так что давайте отпустим нашего раввина с миром: он вполне заслуживает нашего доверия!

Что касается свободы религии в нынешней России, то, по крайней мере, евреи не могут пожаловаться на систематические нарушения со стороны властей. Евреи не бьют в колокола, не кричат с минаретов в четыре утра и не режут барашков сотнями и тысячами, так чтобы кровь заливала мостовые. И подрывной работы верующие евреи не ведут, и в оппозицию не лезут. Ибо не в нашей традиции пытаться обустроить страну нашего проживания, меняя в ней порядки, если только власть не подымает руку на Тору и не препятствует соблюдению заповедей. А российская власть этому не препятствует!

С почтением, Цви Вассерман 

Раздражать критиков

Сочинские триумфальные празднества неожиданно стали предметом пристрастного интереса евреев. Не иступленных болельщиков, а как раз людей, кажется, к спорту интереса особого не проявляющих. Впрочем, одно состязание евреям любым и всегда по душе — поиск объекта критики. 

Итак, евреи на Олимпиаде. В данном контексте нас больше интересуют не израильская сборная или евреи в командах стран диаспоры, а участие еврейских общинных деятелей в открытии Олимпиады, случившееся аккурат с выходом третьей звезды, принесшей шабатный покой. 

Любопытно, что большая часть раздраженной таким святотатством публики свои филиппики в интернете оставляли именно что в шабат. Но это так, записки на манжетах.

Заниматься галахической стороной этого вопроса мне представляется не вполне уместным — именно в силу некомпетентности большинства критиков. Ограничусь лишь постановлением великого Рамбама — уж очень оно ложится в контекст: как раз о руководителях общины и о шабате: «Можно ходить в субботу… даже в театры и на пиршества неевреев — для общественных дел» («Времена», 24:5). Для меня абсолютно очевидно, что личное приглашение главе общины со стороны главы государства на главное общественное мероприятие в стране — это беспрецедентный пример того, о чем говорит Рамбам.

Но вопрос, конечно, намного шире. О допустимой степени вовлеченности еврейской общины в жизнь общества, о близости к власти.

Надо заметить, что вопрос этот в истории России абсолютно новый. Контакты общинных руководителей с российской или советской властью почти всегда ограничивались попытками остановить «гзейрэс» — гонения против евреев. 

Нынешние кремлевские обитатели впервые диалог с еврейской общиной сделали частью своей внутренней политики. Власть действенно оказывает содействие работе еврейской общины России. Это почти медицинский факт.

Ставит ли это президента Путина вне критики еврейских общинных структур России? Ответ на этот вопрос зависит от понимания целей и задач общины. Понимание это спорное. И в разных общинах, в силу исторических обстоятельств, политического устройства и еще целого ряда факторов, ответы разные. В России, правильно или ошибочно, еврейские общинные структуры ограничили себя кругом проблем, связанных исключительно с развитием еврейской общины страны и отношениями России с Израилем. В первую очередь — потому что именно в этих областях работы непочатый край.

Так что, пока российская власть будет поддерживать еврейскую общину России и сохранять нынешний уровень отношений с Израилем, еврейская община будет сохранять абсолютную лояльность этой власти. 

А значит, руководители еврейской общины будут продолжать раздражать критиков своим присутствием в правительственных ложах.

Борух Горин