Собирающийся в ближайшие дни посетить Израиль римский папа — иезуит. Первый, кстати, в истории, иезуит, ставший папой. Но имя, заступая на папство, взял «Франциск». В честь основателя нищенского монашеского ордена миноритов (францисканцев). А не «Игнатий», в честь Лайолы. Почему — не секрет: новый папа большой сторонник скромного, на грани (а то и за гранью) аскетизма образа жизни для католических священнослужителей. Всей церкви он, правда, свое мнение на этот счет пока не навязывает, но на себе экономит как может и пышности папского двора при нем сразу поубавилось.

Для миллионов католиков во всем мире это — трогательное паломничество нового папы к святым для христиан местам. Так исторически сложилось, что римская католическая церковь на протяжении практически всей своей истории была и остается одной из важнейших политических сил европейской, околоевропейской, а в последние столетия и мировой политики. И одним из активнейших участников ведущейся политической игры.

Папы, даже самые могущественные и доминантные из них, всегда оставались лишь деталями, пусть и ключевыми, сложного и неумолимого механизма. Евреи, возможно, имели больше возможностей убедиться в этом, чем кто-либо другой. На протяжении истории паствы католическую церковь возглавляло немало людей, неплохо и даже хорошо относившихся к евреям, покровительствовавших евреям и пытавшихся по мере сил оградить евреев от преследований. Все они очень немного преуспели во всем этом. С другой стороны, было несколько пап — клинических антисемитов. Которые были готовы евреев поедом есть. 

И еще один факт из той же серии. До очень недавних пор папы не ездили по свету. Они сидели в Ватикане (или другой столице католического мира), и все съезжались к ним. Это было принципиально. Это указывало на статус папы в мире. Не только католическом. В мире в целом. 

Все изменилось после Второй мировой войны. Когда скомпрометированной церкви пришлось заново искать путь к сердцам своих адептов. 

1964

В начале 60-х Израиль жил очень скромно, тихо, мирно, по-семейному. Граница с оккупированными Иорданией территориями проходила по центру Иерусалима. С той стороны постоянно стреляли. И никому в голову не приходило, что с этим что-то можно будет поделать в обозримом будущем. Израиль, наученный (не тому, чему нужно) горьким опытом последствий Синайской компании 1956 года, очень старался хорошо себя вести. 

Поэтому не удивительно, что сообщение о предстоящем визите папы римского было воспринято с большим энтузиазмом. Израильтяне очень хотели надеяться на то, что визит папы будет означать долгожданное получение Израилем легитимации со стороны Ватикана (на тот момент там даже не то что не признавали существование Государства Израиль, а напрочь его игнорировали). Кроме того, в Израиле, непонятно почему, очень надеялись на то, что папа хоть в какой-то форме, хоть намеком признает вину римской церкви и лично папы Пия XII в «несопротивлении», мягко говоря, уничтожению евреев в католических странах и участию католиков в массовом уничтожении евреев.

Почему-то (понятно почему) почти все в Израиле предпочли не замечать, что папа (Ватикан) ничего не координировал с Израилем. Израильская сторона ставилась в известность: папа прибудет тогда-то через Мегидо (гар Мегидо — тот самый Армагедон), а не через пропускной пункт в Иерусалиме, поедет туда-то, будет делать то-то. Чувствовали себя как дома, даже не добравшись до гостей.

Несмотря на это, на подготовку к визиту были потрачены совершенно сумасшедшие по тогдашним временам деньги: миллион израильских лир. В Иерусалиме, в исторической части, была специально ради удобства папы проложена новая улица. Получившая, естественно, прозвище папской. Газеты как могли подогревали интерес к теме. И тут же сами сетовали на избыток интереса к ней. В общем, «к нам едет ревизор».

На самом же деле папа, разумеется, ничего, кроме как побывать в святых для христиан местах, не планировал. Ссориться он ни с кем не хотел, но и заводить дружбу тоже не собирался.

В 1964-м католическая церковь считала, что крайне не заинтересована ни в признании Государства Израиль, ни тем более в признании даже малейшей вины перед евреями. Поэтому папа умудрился ни разу за свой визит не произнести ни «Израиль», ни «Иерусалим» (это при том что в Иерусалиме его встречали, на русский манер, полуметровым трехкилограммовым хлебом (пусть и свитым в халу) и солью в серебряной солонке). Что уж там говорить о признании каких то ошибок или чем-то подобном?! 

Папа Иоанн Павел II у Западной Стены в Иерусалиме
Папа Иоанн Павел II у Западной Стены в Иерусалиме

 Короче говоря, Израиль не извлек из того визита папы никакой пользы и не получил никакого удовольствия. За что все причастные к организации его приема лица были тут же безжалостно раскритикованы. Не то чтобы их мало критиковали до того, как ожидания оказались обмануты. Но после за них взялись с удвоенной силой.

Героем (еврейским) из этой истории вышел только один человек — главный раввин Государства Израиль р. Ицхак Нисим, который отказался тащиться на проселочную дорогу в Мегидо и принимать участие в «торжественной встрече». При всей своей либеральности (а р. Нисим был весьма либерален по раввинским меркам) он счел свое присутствие на подобном мероприятии неуместным и наносящим урон чести и достоинству еврейства. Не исключено, что будь в тот момент в Государстве Израиль еще один главный раввин, ашкеназский, тот бы в Мегидо поехал. Факт: среди встречавших папу в Иерусалиме и Назарете раввины были. 

Единственное, чем побаловал папа евреев, было аж дважды повторенное им в заключение своей ответной речи в Мегидо еврейское слово «шалом».

2000  

Второй визит римского папы в Израиль мало чем напоминал первый.

И дело не в том, что папа Иоан Павел II, как известно, лично всегда очень хорошо относился к евреям. Это помогло создать желательную атмосферу и заставить евреев повторно наступить на грабли преждевременного восторга. Но главное было в том, что интересы католической церкви требовали поддержки «мирного процесса» с террористами Ясира Арафата, активного участия в нем, а также непременно ярких и жизнеутверждающих картинок, на которых — посещение папой Святой Земли в знаковый для христианского мира год «миллениума». Поэтому в тот раз Ватикан всячески сотрудничал с научившимся со своей стороны, за это время, худо-бедно стоять на своем Израилем во всем, что позволяло сделать визит папы как можно более зрелищным и воодушевляющим готовых воодушевляться.

Соответственно, и прошло все в несравненно более оптимистичной и благодушной атмосфере, чем в 1964 году.

Во многом, отдадим ему должное, благодаря Павлу VI и его коллегам, которые так успешно провели свой Второй Ватиканский собор, что Ватикан и дипломатические отношения с Израилем установил, и достаточно продуктивное сотрудничество с ним наладил, и снял с евреев многие обвинения, которые предъявлялись недобрые 2000 лет. И даже слово «Иерусалим» там научились произносить.

Папа в течение своего визита несколько раз возвращался (без понукания со стороны израильтян) к теме вины католической церкви перед еврейским народом за непосредственно причиненные страдания и недостаточное покровительство. Многие в Израиле были приятно удивлены. При этом сам папа, судя по всему, был искренне рад возможности сказать то, что он говорил. Как и возможности посетить «Яд ва-Шем» (иерусалимский музей Катастрофы), помолиться у Котеля (Стены Плача), встретиться с главными раввинами государства, которых на этот раз никто не пытался заставить ехать встречать его в аэропорт.  

В том числе и благодаря этому стороны получили то, чего хотели, и остались довольны собой и друг другом. Единственное, из-за чего кое-кто кое-где ворчал, были огромные пробки, возникшие на дорогах Израиля из-за совсем уже несуразных мер безопасности во время передвижений папского кортежа.

Пятидневный визит папы Иоана Павла II стал самым длительным и самым если не успешным (улыбки и теплые слова на хлеб не намажешь), то беспроблемным в краткой, но бурной истории визитов римских пап на Святую Землю. 

2009

За девять лет, прошедших между вторым и третьим папскими визитами, все изменилось не меньше, чем за 36 прошедших между первым и вторым.

Израиль успел умыться кровью «жертв мирного процесса» и, как следствие, слегка разочароваться в нем. 

Ватикан со своей стороны пришел к выводу, что как-то заигрался в либерализм и начал закручивать гайки. К сожалению, некоторые горячие головы на местах излишне буквально восприняли сигналы, подаваемые из центра. И в кратчайшие сроки так позакручивали, что дали основания обвинять католическую церковь чуть ли не в смычке с ультраправыми радикалами, неонацистами и, как водится, в антисемитизме. Нужно было срочно подправлять папин имидж. Визит на Святую Землю (а значит, автоматически в Израиль) призван был доказать, что католическая церковь не антисемит. Израиль за то, что подыграет (а почему бы не подыграть? Правда же: не антисемит католическая церковь!), получал обещание, что Ватикан не будет пытаться убить двух зайцев и попытаться поправить отношения с мусульманским миром, поддержав претензии «палестинцев».

Правда, без накладок не обошлось. Хорошо же придумали с посещением папой «Яд ва-Шем» еще до святых для христиан мест. Так евреи прицепились к недостаточно однозначным формулировкам папского выступления там, к замалчиванию почти всего, что они надеялись услышать, к отсутствию извинений и признаний вины. Пришлось все это в гомеопатических дозах, но включать в прощальную речь. 

В целом этот визит папы можно считать продуктивным для него и безвредным для Израиля: гости договор соблюли и ни на одну провокацию не поддались.

2014

Из всех прошлых визитов пап ожидаемый больше всего напоминает первый. В том плане, что по большому счету прямого отношения к ватикано-израильским связям это мероприятие не имеет. Никто не делает секрета из того, что папа прибывает на Святую Землю, чтобы встретиться на нейтральной (и символической) территории с патриархом константинопольским, главой православной церкви. Речь идет о неких конкретных шагах по сближению католической и православных церквей, которое активно готовится уже несколько десятилетий. Опять какие-то внутренние дела христиан, которыми евреям интересоваться не к чему.

  Конечно, 50 лет спустя не приходится опасаться бесцеремонности, недипломатичности или пренебрежения. Нет оснований опасаться, что папа будет невежлив или неприветлив. Можно не сомневаться, что к тому, что будет сказано, нельзя будет придраться. Этим, вероятнее всего, все и ограничится.

В Израиле, в преддверии визита папы, стали ходить слухи о готовящейся сделке, в рамках которой католическая церковь откажется от полученного уже согласия израильского правительства не облагать налогами ее учреждения, а взамен получит «эксклюзивное» право на беспрепятственное и регулярное проведение католических богослужений в комплексе, именуемом и идентифицируемом многими, как вход в усыпальницу еврейских царей, и в первую очередь царя Давида. Комплекс этот окружен практически со всех сторон (полупустыми) католическими монастырями. Главную ценность в глазах католиков имеет комната на втором этаже центрального здания, в которой, согласно католической традиции, происходила «тайная вечеря». Возможно, сделка действительно была близка к заключению и слухи об этом стали распускаться с целью ее предотвращения. Может, это и сработает. На этот раз.

Но рассчитывать на то, что католическая церковь прекратит использовать все свое влияние для того, чтобы укрепить присутствие в принципиально важных для нее местах Святой Земли, не приходится. У них в этом многовековой опыт и нереальные наработки. А Государство Израиль в лучшем случае импровизирует. И, что самое тревожное, прямо на ходу решая, что важно, а что нет, чем можно поступиться, а чем пока нельзя. Лучшее, что можно сделать в подобной ситуации, это затягивать переговоры в ожидании скорого прихода Машиаха и непрестанно благодаря Г-спода за его милость, по которой другая сторона по не связанным с нами причинам не может позволить себе идти на обострение конфронтации. И, разумеется, любезно, но без угодливости, принимать их делегации. Это в Израиле за последние 50 лет научились делать совсем неплохо.