ЭЛИ ГЕРВИЦ: Не сошли ли с ума израильские банки?


Эли Гервиц (фото: Eli Itkin)

Этот вопрос мне все чаще задают мои российские клиенты. Я отвечаю, что нет, не сошли. Поскольку «сошли», как сказали бы англичане, это present perfect, а израильские банки делают это, увы, в режиме present continuous. Так что — нет, не сошли. Сходят. Процесс продолжается в полный рост.

Тенденция «слетания с катушек» среди банков началась давно, успешно продолжается в настоящее время и, похоже, заканчиваться не собирается. То, что казалось нам концом света три месяца назад, сегодня таковым совсем не кажется. Напротив, сегодня мы бы многое отдали за возвращение к требованиям трехмесячной давности!

Чтобы не нагнетать напряженную интригу, объясню, о чем речь. В начале тысячелетия израильские банки замечательно конкурировали со швейцарскими, лихтенштейнскими и прочими коллегами за большие деньги светло-серого отлива. Понятно, что банки не открывали счета наркоторговцам и продавцам живого товара. Вместе с тем вопрос, заплатил ли хозяин или бенефициарий компании, открывающей счет в Израиле, налоги в стране своего налогового резидентства в той степени, которая устроила бы налоговиков, интересовал банк в последнюю очередь. Банки искренне полагали, что их это не касается. Они не считали себя сторонами в этой игре в кошки-мышки между государствами и налого(не)плательщиками. Их хата была с краю.

А потом наступил 2010 год. Американцы торжественно объявили «Иду на вы» — и начали крестовый поход против банков по всему миру. Признаюсь: услышав об этом, я снисходительно улыбался. Нет, ну в самом деле! Как одна страна, пусть даже такая, может построить в колонну по трое весь мир? Причем не водителей-рикш, а вполне себе серьезные банки со всеми их лоббистами, миллиардами, опытом и независимостью? Это не вписывалось в мою картину мира.

Меня оправдывает только одно: пока я просто улыбался, израильские банки покатывались со смеху, смеялись до колик в животе. Смех прекратился, когда в 2014 году один из крупных израильских банков заплатил американскому регулятору 2 миллиарда шекелей. «Добровольно», конечно. Это относительно небольшая сумма для банка такого масштаба — намного меньше годовой прибыли, но подобные штрафы запускают неприятные процессы. А если кто-то наивно полагает, что этот неприятный инцидент — это всего лишь единичный случай, вынужден разочаровать: многие другие ведущие израильские банки находятся в процессе переговоров с тем же регулятором, и учитывая, что платят они позже, есть риск, что заплатят больше.

Во-первых, логично поинтересоваться: почему они готовы отдать эти деньги? Потому что этот штраф был предложением, от которого нельзя было отказаться. Альтернативой стало бы отключение от «кислородной подушки» — от Америки, от долларовой системы.

Следующий логичный вопрос звучит так: за что банки вынуждены были заплатить эти деньги? Скажем так: по мнению американских властей израильские банки «недостаточно активно мешали» американским налогоплательщикам уклоняться от уплаты налогов правительству США. Проще и прямее: израильские банки, наряду с европейскими коллегами, помогали своим клиентам прятать средства от дядюшки Сэма.

Не нужно думать, что такие санкции коснулись только Израиля. Непоколебимая в своей независимости Швейцария огребла по полной. Огребла и больнее, и раньше.

И после этой затрещины с израильскими банками произошла удивительная метаморфоза — в антропологическом и даже эволюционном смысле этого слова.

Какое-то время израильские банки вели параллельно две политики. Одна политика касалась людей, которые имеют любое отношение к США, будь то гражданство, вид на жительство, бизнес в Америке, недвижимость — что бы то ни было. К этим клиентам применялся максимально жесткий подход — на уровне «дуть не на холодную воду, а на лед». Задавать им такое количество вопросов, давать им такой ворох документов, требовать от них столько всего, чтобы они предпочли махнуть рукой и открыть свой банковский счет где-то за углом. Вернее, попытаться открыть — в соседнем банке ведь та же история. Прибыли с таких «американских» клиентов, рассуждает банк, с гулькин нос, а вот головной боли не оберешься.

В отношении же всех остальных клиентов банки оставались почти такими же лояльными, дружелюбными и гостеприимными, как они были лет десять назад. Америка большая и сильная, может прийти и навалять, поэтому касательно клиентов из США мы будем делать то, что нам скажут. Поэтому граждане США начали сталкиваться в израильских банках с режимом наибольшего не-благоприятствования. А вот другие страны, продолжали размышлять банки, нам ничего не сделают, поэтому мы будем себя с ними вести так, как раньше.

Однако долго играть в такое раздвоение личности невозможно. Во-первых, тот факт, что сегодня Европа по голове настучать не может, отнюдь не гарантирует, что завтра она тоже будет бездеятельной. Про Штаты тоже до определенного времени никто ничего подобного предположить не мог. Дальнейшее развитие событий напоминает мне стокгольмский синдром: вместо того чтобы обвинять оштрафовавших американцев, банки начали их благодарить за «наставление на путь истинный», на путь борьбы с «креативными налогоплательщиками». Так что постепенно все остальные клиенты тоже приводятся к тому же общему, «американскому», знаменателю.

В чем выражается этот враждебный режим, спросите вы? В постепенном, но неуклонном сужении возможностей банковских операций для налоговых нерезидентов Израиля. Раньше существовала широко распространенная практика перевода на свой личный счет в израильском банке денег со «своего» офшорного счета. Очень многие россияне (и не только) не понимают или не хотят понимать разницы между своим личным счетом и счетом «их» компании, чаще всего офшорной. Они считают деньги, лежащие на счету их компании, то есть компании, в которой юридически они зачастую не являются ни директорами, ни акционерами, — своими личными средствами.

И лет пять назад такая транзакция была возможна: выписал себе дивиденды, и все довольны. Потом банки перестали принимать деньги, перечисленные из сомнительных юрисдикций. Однако перевод денег из «приличных» стран был по-прежнему возможен. Потом закрыли и эту лазейку и перестали принимать деньги с корпоративных счетов на личные.

А сегодня невозможно перевести деньги даже со своего личного счета, находящегося в условной Швейцарии, то есть третьей стране, не стране вашей налоговой резиденции, на свой счет в израильском банке.

Последние сегодня предлагают клиентам, не являющимися налоговыми резидентами Израиля, даже если они и являются его гражданами, два варианта на выбор — причем ни один из них не вызывает особого энтузиазма:

  • или переводи с личного счета в России,
  • или переводи откуда хочешь, но принеси справку из российских органов, что оба счета — и счет-донор в Швейцарии, и счет-реципиент в Израиле — ты в России задекларировал.

Банковская система Израиля объясняет свою позицию примерно так: мы готовы принять, говорят банки, что вы не верите в банковскую систему РФ и поэтому предпочитаете не хранить там деньги. Имеете полное право, учитывая количество банков, у которых ЦБ отзывает лицензии. Но в правовую систему РФ вы верить обязаны. Напомним: Израиль экстрадирует в Россию в том числе своих граждан. И израильские суды реализуют решения российских судов на территории Израиля. Поэтому вы можете перевести деньги со своего личного счета в Швейцарии. Однако только в том случае, если вы представите доказательства того, что об этом счете известно российским налоговым службам.

Вот тут почему-то у моих россиян уголки губ ползут вниз. Их можно понять: российский валютный контроль, бессмысленный и беспощадный, намного жестче, чем российский налоговый, и ставит практически всех в положение «правонарушителей от безвыходности». Сделано ли это специально или по незнанию, мы не в курсе, но постараемся это выяснить в ближайшее время у первоисточника. И сообщить уважаемым читателям. Или они узнают об этом сами из российской центральной прессы.

Является ли это наведением порядка, или это очередной виток закручивания гаек? Скажем так: если бы общая тенденция происходящего в Российской Федерации была бы позитивной, происходящее соотнесли бы скорее с первым. Если бы Израиль вздумал завтра собрать со всех жителей страны, резидентов и граждан, отпечатки пальцев, чтобы составить единую идентификационную базу, у меня как у гражданина это бы противодействия не вызвало. Я был бы совершенно уверен, что собранная информация пойдет во благо и будет использована для реального раскрытия преступлений, а не чтобы подбрасывать на место преступления «следы» неугодных людей. Не уверен, что все россияне настолько же уверены в благих намерениях своих властей.

Вернемся к израильским банкам. Израильские банкиры — люди достаточно обеспеченные, по израильским меркам. У них относительно высокие зарплаты и отличные социальные пакеты. А вот бонусы за привлечение многомиллиардных клиентов на сегодняшний день настолько мизерные, что им нет никакого смысла бороться за подобных клиентов, если это требует плыть против течения.

Люди с большими деньгами привыкли к тому, что банки за ними бегают, охотятся и всячески их обхаживают. Придется отвыкать! Израильские банки не хотят ваших зарубежных денег — ни на уровне топ-менеджмента, ни на уровне клерков. Честно, не хотят, это не манерничанье. Они не хотят ни десяти тысяч, ни миллиона, ни десяти миллионов. Банкир может быть холоден и корректен или, напротив, мил и приветлив, но помните: идеальный клиент для него — не вы с вашими суммами со многими нулями, а израильский служащий со стабильной зарплатой в две тысячи долларов и стабильным пятитысячным минусом.

Вместе с привычкой к ухаживанию со стороны банков придется похоронить и память о банковской тайне. До недавнего времени банковская тайна являлась товаром, и банки торговали ею, конкурируя между собой по уровню ее «герметичности». Сейчас этого товара больше нет. Банки больше не ручаются за сохранность банковских сведений. Раньше при написании клиентских договоров в банках перед юристами стояла одна задача: напишите такой договор, чтобы было ясно, что мы никогда не сдадим клиента. Сегодня перед банковскими юристами ставят прямо противоположные задачи: напишите договор так, чтобы клиент никогда не мог предъявить нам претензию, если (или когда) мы его сдадим. Прикройте нам тыл, господа юристы, по максимуму, и не волнуйтесь: вон в том солидном небоскребе ваши коллеги из конкурирующего банка делают сейчас то же самое.

Третью могилу надо зарезервировать за темой наличных денег. В Израиле существует правило: за один визит можно ввезти чуть больше 25 000 долларов на человека. В каждый визит. Пара из России, супруги, прилетают в Израиль и привозят, соответственно, 50 000 на двоих. В банке им заявляют, что положить на счет они могут только 20 000. А следующий депозит наличными — через… год. На вполне резонный вопрос, что же делать с остальной суммой, они слышат: «Потратьте!»

Конечно, в основном вопрос ввоза в Израиль крупных сумм возникает в контексте сделок по приобретению израильской недвижимости. Как мы шутим, российские клиенты предпочитают покупать израильскую недвижимость на швейцарские деньги. Но если раньше основной проблемой был поиск подходящей квартиры за вменяемую цену, то сегодня основная проблема — это то, как за найденную квартиру рассчитаться. Увы, простых решений у данной проблемы нет. Сложные — пока есть, но и они могут в один момент себя исчерпать.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>