ЭЛИ ГЕРВИЦ: Не стоит идеализировать израильскую судебную систему


Эли Гервиц (фото: Eli Itkin)

Мы часто сталкиваемся с тем, что у многих российских евреев имеет место несколько идеалистическое  представление об израильской системе государственных органов. И больше других идеализации подвергается правоохранительная и судебная система.

Частично это верное представление: в Израиле полиции и впрямь не боятся больше, чем преступников. Однако и в Израиле  немотивированное применение чрезмерной силы со стороны полиции тоже регулярно случаются. Когда же Министерство туризма лоббировало введение безвизового режима с Россией, полиция утверждала, что российская мафия немедленно заполонит Израиль. Когда сейчас партия «Наш дом – Израиль» инициировала законопроект о выдаче новым репатриантам «даркона» без периода ожидания, сразу по репатриации в Израиль, полиция вновь становится на дыбы, утверждая, что даркон – очень востребованный в среде русских мафиози.

Реалистично нужно относиться и к израильской судебной системе. С одной стороны, израильские судьи не берут взяток, и шутка о том, что хорошие адвокаты делятся на две категории: те, кто знает закон, и те, кто знает судью, на иврите вряд ли кого-то рассмешит. За почти семьдесят лет существования государства лишь один судья был пойман на получении взятки, но и он получил ее спустя много лет после того, как снял с себя мантию и ушел в бизнес. Бывает, что израильские судьи нарушают законы, за соблюдением которых они должны следить: так, не один судья в нашей жаркой стране был изгнан за сексуальные домогательства. Однако взяточничество … чего нет, того нет.

Эту радужную картину портит тот факт, что израильская судебная система катастрофически перегружена. Поэтому судью часто интересует не кто прав и кто виноват по существу дела, а кто виноват, что стороны не смогли договориться между собой, и довели дело до суда.

Мы живем в эпоху «management by numbers», и судей в Израиле тоже оценивают не только по качеству принятых решений, а и по эффективности и скорости закрытия дел. Следовательно, альтернативой углубленному рассмотрению дела часто служит давление на обе стороны, чтобы заставить их прийти к компромиссу и таким образом избавить суд от рассмотрения, заслушивания свидетелей и вынесения решения.

Пример, который я хочу привести в этой связи, касается Закона о возвращении. Как известно, это особый закон, и дела в рамках этого закона поступают сразу в Верховный суд. Однажды мы обязательно объясним, почему судебная система Израиля устроена именно так, но пока поговорим о конкретной позиции Верховного суда и об обескураживающих тенденциях.

Уже довольно долго мы наблюдаем за двумя векторами, связанными с Законом о возвращении. С одной стороны, речь идет об очевидном ужесточении политики МВД и консульств по отношению к потенциальным новым репатриантам, как с точки зрения толкования текста Закона о возвращении, так и в отношении документальных доказательств. С другой стороны, мы наблюдаем все большую пассивность Верховного суда Израиля, который очевидно не рвется выносить эпохальные прецедентные решения в рамках Закона. Суд предпочитает выносить конкретное решение по конкретному делу, а в идеале – не выносить его вовсе. Несколько месяцев назад мы опубликовали статью «Не пора ли поторопиться с получением израильского гражданства?», посвященную политике закручивания гаек МВД. Но мы и представить себе не могли, как быстро это закручивание гаек перетечет из теоретической плоскости в практическию.

Закон о возвращении наделяет правом на репатриацию всякого еврея (то есть ребенка матери-еврейки), детей еврея и внуков еврея (то есть, потомков отца-еврея и деда-еврея), а также нееврейских супругов всех трех этих категорий евреев и их потомков.

У нас не было и тени сомнения в том, что термин «супруги» включает в себя также вдов и вдовцов всех указанных выше категорий. Эта убежденность базировалась на прецедентном решении Верховного суда, который отказал в репатриации вдове еврея, поскольку та вторично вышла замуж. Таким образом, напрашивался очевидный вывод, что человек теряет право на репатриацию как супруг еврея или его прямого потомка не в момент похорон своей еврейской половинки, а при заключении следующего брака. Нам было совершенно понятно, на основе базовых принципов толкования, что термин «супруг» должен распространяться на вдов и вдовцов детей и внуков евреев так же, как и на вдов и вдовцов евреев «по Галахе».

Полтора года назад к нам обратилась клиентка, вдова сына еврея, которая получила отказ в репатриации в лучших традициях израильских консульств: немотивированный и устный. Прокуратура соизволила дать ответ только после того, как мы передали дело в Верховный суд. Отказ был мотивирован тем, что вдовы евреев теряют право на репатриацию только в случае повторного брака, а вот вдовы детей евреев и внуков евреев – уже в день смерти своего еврейского по крови, но не по религиозному канону, супруга.

Верховный суд не вынес никакого решения, предпочтя принудить, в прямом смысле, стороны к заключению мирового соглашения. Ввиду того, что у истицы в Израиле живет ребенок, МВД фактически обязали предоставить ей статус в рамках директивы об одиноких пожилых родителях. Этот статус уступает гражданству, но позволяет  постоянно проживать в Израиле. Суд довольно брутальным способом заставил нас принять компромисс: мы отзываем иск, наша клиентка получает статус, но не гражданство. Ни малейшего желания отзывать иск у меня не было, я и поныне считаю нашу позицию юридически верной. Однако не было у меня и особого желания идти наперекор Верховному суду, потому что я всегда помню гениальное высказывание Роберта Джексона, судьи Верховного суда США: «We are not final because we are infallible, but we are infallible only because we are final».

Суд в том деле избавил себя от необходимости выносить решение по существу, добавив очередное стеклышко в мозаику моего разочарования израильской судебной системой. Впрочем, Верховный суд выиграл битву, но не войну: теперь я очень жду, когда ко мне обратится вдова сына еврея, не имеющая детей в Израиле. И тогда, при сожженных мостах, когда компромисс невозможен, Верховный суд будет вынужден вынести решение.

И несмотря на все мое разочарование я все еще верю, что он вынесет правильное решение.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

1 Комментарий

  1. Ирина

    15.05.2017 at 10:50

    Эли, добрый день. Спасибо за присланный материал. Очень интересный и нужный. У меня вопрос. Мой сын имеет гражданство Израиля. Его жена -русская, пока не подавала документы на ПМЖ. Она сможет его получить в посольстве Израиля в России? У нее есть взрослая 22 лет дочь от первого брака. Она -русская девочка, не удочерена моим сыном. Может ли она получить гражданство Израиля при получении гражданства ее матери-жены моего сына? Заранее благодарна, с уважением Ирина Лещинская.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>