Слово «даркон» прочно вошло в русский язык – или, по крайней мере, в лексикон обеспеченных российских евреев. Когда-то я назвал его «самым раскрученным брендом».

Действительно, Израиль был, вероятно, единственной страной в мире, которая выдавала своим гражданам – именно гражданам – два разных вида загранпаспортов: один назывался, без перевода, ивритским словом «даркон», другой назывался – ошибочно, но это отдельная тема – французским словом «лессе-пассе».

Первый был синего цвета, второй красного. Первый выдавался уроженцам Израиля и репатриантам, реально и давно туда переехавшим, второй – новым гражданам Израиля, оставшимся жить в России. Первый давал безвизовый въезд почти в 150 стран, и за расширение этого списка был ответственен израильский МИД. Со вторым вначале не пускали без виз никуда, а на пике пускали в 60 стран, и ответственность за создание и расширение этого списка взяла на себя одна израильская русскоязычная адвокатская коллегия.

Но в 2017 году за дело взялись уже не русскоязычные юристы, а русскоязычные депутаты израильского парламента – а у них возможностей все-таки немного больше. И был пролоббирован и принят закон о том, что новые репатрианты получают даркон почти сразу (нет, не в аэропорту, конечно, но и без годичного проживания в Израиле), да и «старые» репатрианты, живущие в России, тоже могут получить даркон на пять лет.

Это немного облегчило безвизовое передвижение – все-таки по лессе-пассе в Англию без визы не пускали – и убрало неприятное ощущение «граждан второго сорта». Но основная разница между дарконом и лессе-пассе, а также между биометрическим дарконом и обычным, проявляется, как ни странно, совсем не в аэропорту. Она сильнее всего проявляется в самой болезненной для многих точке – в иностранном банке.

Банки прекрасно сознают разницу между гражданином и налоговым резидентом. Они сознавали ее всегда, но долго делали вид, что эти понятия сходятся в одной точке – если вы готовы депонировать на счет миллионы.

Вот только с израильскими гражданами делать вид сложнее, раз загранпаспортов два – даркон для резидентов, лессе-пассе для нерезидентов. То есть, если вы предъявляете в банке лессе-пассе в качестве удостоверения вашей израильской личности, то помимо имени и фамилии банкир читает там между строк: податель сего является гражданином Израиля, но не резидентом. Так что логично предположить, что банкир, заботящийся о своем будущем, будет задавать обладателям лессе-пассе куда больше вопросов и требовать куда больше доказательств связи с Израилем, чем у обладателей дарконов.

Предположу, что в самое ближайшее время демаркационная линия сдвинется еще дальше, и будет проходить не между обладателями лессе-пассе, с одной стороны, и владельцами дарконов, с другой. Презумпция будет работать только в пользу тех, у кого израильский даркон – биометрический.

Дело в том, что Израиль пытается перевести всех граждан на биометрию, и получить на территории Израиля постоянный не-биометрический даркон невозможно. Не-биометрические дарконы выдаются только в консульствах – и только тем, кто бывает в Израиле редко, и точно там постоянно не проживает.

Откуда какой-то гондурасский банкир может знать эти тонкости, спросите вы. Гондурасский – не может, и не будет знать. Но вас ведь интересует, что знает сотрудник такого банка, в котором вам не страшно держать свои деньги. Банка, который расположен в стране, в которой вам тоже не страшно держать свои деньги. В некой собирательной швейцарии. Можно что угодно думать про швейцарских банкиров – даже собирательных, но недооценивать их профессионализма и информированности я бы не стал. Хотя каждый решает для себя, под сколько карт он закладывается на мизере…

Конечно, и обладателям биометрических дарконов придется со временем доказывать, что они являются не только гражданами, но и налоговыми резидентами Израиля. Но для многих вопросов жизни и смерти будет вопрос тайминга, или очередности: может быть, к тому времени, когда очередь дойдет до обладателей биометрических дарконов, многие из них воспользуются очередной амнистией или – чем черт не шутит – действительно переедут в Израиль.