Еврейский культурный центр на Никитской имени Ральфа Гольдмана – это множество творческих студий для детей. Мы поговорили с педагогом по керамике Надеждой Раниш о творческом процессе, терапевтическом влиянии глины и восьмиглазых котах 

– Чем может быть керамика интересна современным детям? Ведь глина для них, по большому счету, из эпохи динозавров, когда горшки и чашки не покупали в какой-нибудь Икее, а лепили сами.

– Керамика и еврейская культура очень тесно связаны. Это гораздо больше, чем предметы для повседневного обихода, посуда и украшения. Например, в традициях еврейской керамики есть хамсы – специальные защитные амулеты. Или керамические гранаты – их часто привозят из Израиля как сувенир. Гранат очень популярный символ в искусстве, один из семи благословенных плодов Святой земли, упомянутых в Библии, а число его зернышек равно количеству заповедей Торы.

Давид
Давид

В принципе, керамика близка всем народам, каждому чем-то своим. И даже сейчас, несколько утратив свою прикладную суть, она продолжает оставаться прекрасным занятием для детей и взрослых. Дает возможность расслабиться, отдохнуть, получить положительные эмоции, сбросить негатив. Это нужно каждому.

– Как организованы занятия? На них может прийти любой?

– История нашей студии насчитывает лет 15, может, даже больше, а я работаю в ней уже восемь. Возникла она именно здесь, в этом центре. Я веду детские студии для детей от пяти лет. Иногда приходят ребята младше, но тут мы смотрим, способны ли они высидеть занятие. Оно длинное, два часа. Полтора мы работаем: раскрашиваем уже обожженные изделия, лепим новые. А полчаса – на уборку и традиционные посиделки, где дети общаются, пьют чай. Это очень важная традиция, она заведена до моего прихода, и я ее поддерживаю. Тут и организационный момент – пора заканчивать и убирать, и момент социализации.
Поскольку это не художественная школа, а творческая студия, то у нас нет какого-то строгого набора. Можно прийти в начале учебного года, в середине, в конце. С любой степенью подготовки – главное, чтобы было желание. Но все-таки у всякого обучения должна быть система. Мы пробовали разные формы и в итоге остановились на формате мастер-класса.

Соня
Соня

На мастер-классах мы делаем что-то интересное: вазы, кактусы, красивые панно в форме сладкого пирога, чайники из жгутиков, замки, рамки. Раз в месяц мы садимся за гончарный круг, создаем чашки, пиалы. Но при этом, когда ребенок по какой-то причине не хочет лепить со всеми, он может сделать что-то свое. Если у него есть идея, какие-то мысли, я всегда иду навстречу. Другое дело, когда детишки вообще не настроены лепить – приходится напоминать о дисциплине.
Параллельно, конечно, я рассказываю о самой керамике, а если лепим что-то тематическое – историю именно еврейской керамики, нашей культуры. Но вообще, большинство детей ходит в Центр с раннего возраста, они интересуются культурой, традициями и сами кому хочешь все расскажут. Они живут в этой истории.

– Какой процент детей остается после первого занятия?

– Как правило, если ребенку понравилось первое занятие, он остается надолго. Сейчас у нас очень стабильный коллектив, дети занимаются не один год. Есть те, кого я помню еще трехлетними – когда я только пришла, они были в детском саду при Центре. Сейчас им 11, школьники, стараются найти время, несмотря на загруженность. Это очень приятно.

Глеб
Глеб

Ради такого и стоит работать. Я вижу, как ребята взрослеют, умнеют, как меняется творческая манера. Изделия очень хорошо отражают характер – у одних добрая манера, у других агрессивная, кто-то робкий, очень аккуратный, кто-то смелый, уверенный. Хорошо проявляется натура в выборе красок – одни и те же пироги или кружки можно раскрасить ярко, вызывающе, а можно выбрать нежные пастельные или приглушенные тона. Дети вообще – очень раскрытые, и работы всегда соответствуют внутреннему миру и при этом дополняют его.

– Есть точка зрения, что керамика, как и вообще любой труд, обладает неким терапевтическим эффектом. Вы замечали, что дети как-то меняются, посещая занятия?

– Работа в группе сама по себе располагает к общению. Тем более что студия небольшая, вмещает до десяти человек, наиболее комфортно, когда их пять-шесть. Во время лепки мы много разговариваем, не только о самом процессе: обсуждаем школьные проблемы, взаимоотношения в классе, с педагогами.
Да и вообще, как любое творчество, работа с глиной часто помогает справиться с какими-то внутренними конфликтами. Ко мне ходил мальчик-дошкольник с довольно непростым поведением, у него не сложились отношения с другим педагогом. Он лепил неприятные, отталкивающие вещи и каждый раз вручал маме. Он провоцировал и детей, но у нас уже был сформировавшийся коллектив, и ребята не шли на провокации. Пришел работать – работай. Мальчик довольно быстро понял, что на выходки никто не реагирует, и стал трудиться вместе со всеми, а отрицательную энергию направлял в работу. Например, если все лепили кота – у него был кот с восемью глазами, какими-то странными зубами. Но он без конфликтов и ссор отходил до конца года.

Дуся
Дуся

Есть мальчик, который очень боится фильмов ужасов, разных страшных вещей, и он пытается это как-то выплеснуть, проработать – и в разговорах, и в том числе в лепке.
Керамика полезна для детей с различными особенностями развития. Но в этом случае нужно два педагога, чтобы кто-то индивидуально помогал ребенку справиться со сложными моментами. К моей коллеге ходил такой мальчик, с ней вместе работала дочь, медик по образованию, и ребенок получал нужное количество внимания, он долго прозанимался.

– Какова дальнейшая судьба изделий, и восьмиглазых, и более привычных? Остаются в классе, участвуют в каких-то выставках?

– Способных детей очень много – с интересным видением, с работами, от которых не оторвать глаз. Но выставки обычно организуют художественные школы, а посвященных керамике вообще очень мало, так что мы, к сожалению, в них не участвуем. Сайт керамистов проводит конкурсы с призами, но это для детей старше 12 лет.

Дорофея
Дорофея

Если говорить о наших, внутренних мероприятиях, то, например, в Центре проходили интересные выставки керамических кошек и собак. Иногда наши работы отбирают для благотворительных мероприятий. Все дети любят кружки, чашки – мы, например, на наших чаепитиях используем посуду, которую сделали сами. А вообще, после обжига и покраски дети уносят изделия домой. Многие вещи на самом деле могут украсить квартиру или стать хорошим подарком – не потому, что это слепил ваш ребенок, а потому что действительно красиво.