Эта абсолютно реальная история произошла несколько дней тому назад в одной иерусалимской закусочной. К только что вошедшему посетителю подошел явно потрепанный жизнью человек и с великолепной непринужденностью, даже не здороваясь, попросил два шекеля, недостающие ему на порцию шавермы в лепешке. Посетитель уже потянулся было за кошельком. Но мозг сработал на опережение. Посетитель вернул руку в исходное положение и с радостью рассказал своему новому знакомому, что вегетарианская порция (да еще и с баночкой газированного напитка в придачу!) в той же закусочной стоит как раз столько же, сколько шаверма минус два шекеля. На что ему было сказано, что вегетарианским не наешься. И они расстались крайне недовольные друг другом.

Израильтяне охотно участвуют в благотворительных проектах. Ведь это одновременно удовлетворяет сразу множество их душевных потребностей: это и так по-еврейски, и так по-европейски, по-общечеловечески, и для кармы хорошо, и для самооценки. Ну и, еще раз, специфические еврейские традиции благотворительности, еврейское воспитание, отношение общества к благотворительности. 

Поэтому, попадая в Израиль, человек должен быть готов к тому, что будет регулярно подвергаться атакам со стороны сборщиков пожертвований. Пугаться не нужно. Чувствовать себя обязанным откликаться на каждую просьбу не нужно. Опасаться быть обманутыми нужно всегда, но как раз здесь обмана гораздо меньше, чем когда вам предлагают купить чудо-самоварку.

Евреи по праву гордятся тем, что одними из первых в мире создали эффективную и разветвленную систему взаимопомощи и благотворительности. В ее основе, разумеется, заповеди Торы: о десятине, о частях урожая, оставляемых в поле для нуждающихся, об обязанности ссужать соплеменникам в долг и, не дай Б-г, не под проценты и т.д. и т.п. Рассеяние еврейских общин существенно поспособствовало развитию и укреплению этих институтов. Очень скоро уже на законодательном уровне стало предписываться определенное, базовое, устройство общинных социальных служб, финансируемых из внутренних налогов, которыми община обкладывала своих членов. Кроме того, непременно в каждой общине существовало множество целевых фондов, оказывавших помощь кто вдовам, кто сиротам, кто больным, кто роженицам, кто молодоженам, кто проезжим. 

Израильское общество, как уже было сказано, оказалось благодарным и преданным наследником великих традиций еврейской благотворительности. Несмотря на все внешне- и внутриполитические сложности, была создана и постоянно развивается разветвленная и весьма эффективная государственная служба социальной помощи. Создана и успешно функционирует масса благотворительных организаций самого разного профиля. И все время создаются новые. Итак, откуда и каких ждать атак?

Телефонные звонки Будут звонить и пытаться рассказать, на какое святое дело собирают и как сильно нужны деньги. Если точно знаете, что дадите или не дадите, — прерывайте. Сэкономить людям время — тоже форма благотворительности. 

Стук в дверь Собирающие пожертвования от двери к двери, как правило, имеют при себе либо удостоверения представителей организаций, которые представляют, либо рекомендательные письма от раввинов или раввинских судов. Первые практически всегда готовы выдать квитанцию в получении пожертвования. Такие квитанции можно предъявить в налоговом управлении и получить скидку в налогообложении.

Почтовый ящик В него периодически будут подбрасывать письма с просьбой о пожертвованиях. Иногда просто бланки целевых переводов, практически без пояснений. Такое, в частности, иногда позволяют себе благотворительные организации, деятельность которых широко известна, они не нуждаются в представлении и могут позволить себе немного сэкономить на «презентации». А иногда организации, наоборот, сопровождают письма с просьбами о помощи не только проспектами, но и небольшими сувенирами. Психологический расчет очевиден. 

Улица Естественно, будут подходить на улице. Если попадутся опытные сборщики, то человека, явно дающего понять, что на контакт идти не желает, они не тронут. Ну а если неопытные, то пусть опыта набираются.

Разумеется, на улице, кроме сборщиков пожертвований, представляющих какие-то организации, вас ждет встреча и с людьми, просящими подаяние «на себя». В протянутую руку в Израиле подают многие: кто во исполнение религиозного долга, кто из чувства неловкости, а кто и из жалости: что бы там ни было, а от хорошей жизни не побираются. Подают многие, но очень понемногу. 

Копилки Точнее банки и коробки для сбора пожертвований. Трудно найти в Израиле учреждение, магазин, контору или частный дом, где не было бы такой банки. Иногда они вмонтированы в стены или прикручены к столбам. Очень часто их целая батарея. Особенно в магазинах и других заведениях, где люди рассчитываются наличными и многие из них готовы, а то и рады избавиться от мелочи, полученной со сдачей. На большинстве копилок — указания, на какие нужды и в пользу какой организации идут собираемые в нее средства. 

Мы уже упоминали телефонную благотворительность. Часто речь идет не о разовом или периодическом пожертвовании, а о просьбе поставить дома копилку. Если вы согласитесь — вам примерно раз в полгода будут звонить и деликатно интересоваться, не наполнилась ли уже банка, и выражать готовность опустошить ее в любое удобное для вас время. Тут нужно иметь в виду: согласно еврейскому закону, деньги, пожертвованные на конкретную благотворительную цель, нельзя перенаправлять на другие. Так что из банки, в которую идут монеты и купюры на озеленение пустынь Негева, нельзя отсыпать пришедшим собирать на борьбу с алкоголизмом. 

Гмахи Специализированные фонды безвозмездной помощи. Беспроцентные ссуды, бесплатные медикаменты и медицинское оборудование (создание общеизраильского гмаха, специализирующегося в этой сфере, привело его создателя, р. Ури Луполянского в кресло мэра Иерусалима!), мебель, утварь, книги, игрушки. Гмахи бывают чего угодно: от украшений и гаджетов до питьевой воды и туалетной бумаги. Их координаты и телефоны, с непременным уточнением специализации, можно найти в особом разделе любого израильского телефонного справочника. 

Казалось бы, такие традиции и такой размах благотворительности делает израильское общество легкой добычей для жуликов, вымогателей и разводил всех мастей. Но эта видимость очень обманчива. Как ни странно, в Израиле желающих нажиться на добросердечии людей и прекрасных еврейских традициях благотворительности не больше, а то и меньше, чем в других местах. Дело, разумеется, не в какой-то особой щепетильности израильских жуликов. В чем же дело?

В первую очередь, в том, что израильтяне уверены в уже созданной и весьма щедро финансируемой ими системе государственного и внегосударственного социального обеспечения. Эта уверенность обоснована. И порождает здоровое недоверие к тем, кто по каким-то причинам предпочитает услугами этой системы пренебречь и ходить с протянутой рукой. Таким людям, как мы уже сказали, даже те, кто в силу разных причин считает нужным подать, — много не подадут. Потому что по большому счету все понимают: что-то тут не так. Не на кусок хлеба просят. И подают соответственно. Так что попрошайничество превращается в тяжкий и достаточно неблагодарный труд.

Евреи, конечно, добросердечны и щедры, но и наблюдательны и въедливы. И, как неоднократно отмечалось и описывалось, до болезненного чувствительны к попыткам одурачить себя. Плюс маленькая страна, в которой все всех и все знают и где можно моментально примелькаться, даже в самых людных местах. Плюс бдительность благотворительных организаций, охраняющих свои хорошо просматриваемые «охотничьи владения», и органов защиты правопорядка. Вот все это в совокупности и заставляет преступников искать более беззащитные цели. Например, те же благотворительные организации. А лучше сразу — государство. Оно, в отличие от граждан, грозное на вид, но беспечное по сути. Видно, что евреи для себя делали.