ШИРА БАЛТЕР: Два раввина, два подхода


Раввин Шмуэль Ойербах (фото: Илья Иткин)

Пресса и ее потребители привыкли изображать мир черно-белым. Эти — хорошие, те — плохие. Эти — наши, эти — чужие. Когда речь идет об ортодоксальных евреях, палитра СМИ сужается до одного-единственного цвета, черного, как лапсердак или фрак (впрочем, среднестатистический журналист в религиозной моде ни бум-бум). «Эти черношляпые не хотят идти в армию», «Эти нахлебники жируют за наш счет», «Эти паразиты отказываются учить математику»…

Религиозное общество неоднородно. Даже в «литовском» иудаизме, выросшем из относительно однородного мира ешив Литвы и Западной Белоруссии, сегодня существуют два основных течения. Общим для них, да и для всех прочих ортодоксальных общин, является тот факт, что вопросы социальной политики, как то отношение к службе в армии, к изучению светских дисциплин, поддержка того или иного кандидата на выборах и т.п., решаются исключительно духовными лидерами.

Одно из течений «литваков» возглавляет раввин Аарон-Йегуда-Лейб Штейнман. Он родился в 1914 году в Белоруссии, по счастливой случайности во время Второй мировой войны оказался в нейтральной Швейцарии и в 1946-м прибыл в Израиль. Раввин Штейнман, считающийся одним из наиболее крупных законоучителей нашего времени, возглавляет престижную ешиву в Бней-Браке «Орхот Тора». Неофициальный глава второго крыла «литваков» — раввин Шмуэль Ойербах, сын раввина Шломо-Залмана Ойербаха, великого алахического авторитета прошлого поколения. По религиозным меркам он относительно молод (родился в 1931 году), возглавляет ешиву «Маалот а-Тора», является членом Совета мудрецов Торы. Пути, по которым оба эти лидера ведут своих последователей, несут на себе несомненный отпечаток их личностей.

Раввин Аарон-Лейб Штейнман (фото: Илья Иткин)

Раввин Аарон-Лейб Штейнман (фото: Илья Иткин)

Раввина Штейнмана трудно назвать либералом в западном смысле этого слова. Он, скорее, консерватор-прагматик. В частности, раввин Штейнман косвенно поддержал создание специального армейского подразделения «Нахаль хареди», предназначенного для экс-ешиботников. Несмотря на то что изучение Торы является в религиозных кругах главной целью жизни, глава «умеренного» крыла понимает, что не все юноши способны выдержать нагрузку интенсивной учебы в ешиве. В его родных белорусских местечках испокон веков существовало разделение на «ламданим» (выдающихся учеников ешив, составлявших незначительный процент от еврейского населения) и «баалей-батим» (тех, кто сочетал ежедневную нелегкую работу с религиозным образом жизни и изучением Торы в свободные часы). «Нахаль хареди» способен помочь именно тем, для кого альтернативой тепличной атмосфере ешив может стать негостеприимная улица.

Раввин Шмуэль Ойербах считается идеологическим наследником покойного главы ешивы Поневеж раввина Элиэзера Менахема Мана Шаха, занимавшего более бескомпромиссную позицию в этих вопросах. В 1990 году, выступая в своей ешиве, ничтоже сумняшися заявил, что партия «Маарах» (предвестница нынешней Рабочей партии Израиля) борется с еврейскими традициями, что в кибуцах без зазрения совести выращивают свиней и кроликов и что среднестатистический израильский школьник уже не в состоянии понять Пятикнижие.

Умеренно-положительным и резко отрицательным отношением к «Нахаль хареди» различие между этими двумя течениями не исчерпывается. В последние годы в Израиле, как грибы после дождя, открываются колледжи, предназначенные для учеников ешив, которые заинтересованы в получении профессиональных навыков. Если раввин Аарон Штейнман де-факто поддерживает появление таких заведений, то раввин Шмуэль Ойербах считает их недюжинным злом. По его мнению, министерство образования, которое разрабатывает учебные программы колледжей, заинтересовано не столько в появлении ортодоксов на профессиональном рынке труда, сколько в их активной интеграции (читай: ассимиляции). Эти опасения небеспочвенны, учитывая «наезды» минпроса даже не на лишенные уроков математики ешивы, а на вполне укорененные в государственной системе образования национально-религиозные школы, в сетку расписания занятий которых чиновники периодически пытаются втиснуть то основы семейного воспитания, то уроки демократии.

Отношение к менее религиозному и совсем нерелигиозному большинству тоже вписывается в череду различий между двумя течениями. Раввин Штейнман был одним из основателей организации «Лев ле-ахим», которая ставит целью познакомить с иудаизмом секулярных израильтян. Именно он стоит за программой преподавания Торы на периферии «Айелет ашахар». Ее участники, молодые ешиботники, раз в неделю выезжают в различные населенные пункты, чтобы проводить уроки иудаизма для широкой аудитории. Нелишне заметить, что раввин Аарон-Лейб Штейнман является почетным президентом московской ешивы «Торат-Хаим». В отличие от него, раввин Ойербах концентрируется исключительно на внутриобщинной деятельности — лучшей защитой в его глазах является не нападение, а эшелонированная оборона.

Очевидно, что 70 ликов Торы включают и 70 различных подходов к решению социальных проблем. И консервативно-активистский подход раввина Штейнмана, и ультраконсервативный подход раввина Ойербаха представляют различные грани мнения Торы. Никто не обладает монополией на единственно верное учение. И проект «Нахаль хареди», и быстро растущая система религиозных колледжей за фасадом благих намерений скрывают множество проблем. Среди их выпускников вы можете найти как людей, укрепившихся в вере и Торе, так и тех, кто совершенно забросил учение и соблюдение заповедей. Однозначных решений, как это часто бывало в еврейской истории, не существует. Мы всегда выигрывали, объединяя противоположные подчас и борющиеся между собой мнения: «Элу ве-элу диврей Элоким хаим» («И то и другое — слова Б-га Живого»).

 

Из Израиля — в Москву

Шломо Злотский и Моше Лебель (фото: Илья Иткин)

Шломо Злотский и Моше Лебель (фото: Илья Иткин)

У двух великих раввинов есть тысячи учеников, как в Израиле, так и за его пределами. Многие из них занимают крупные общинные посты, возглавляют учебные заведения и организации. В частности, раввин Моше Лебель, глава столичной ешивы «Торат-Хаим», является учеником раввина Штейнмана, а раввин Шломо Злотский, председатель КЕРООР и руководитель общины Jewish Campus, обучался в ешиве под руководством раввина Ойербаха.

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>