ФАЙН&СОМИНСКАЯ: Между нами (январь 16)


Анна Файн

Как снег на голову

Анна Файн

Восьмую свечу Хануки я провела в Иерусалиме, в гостеприимном доме моей подруги. Там я и встретила Наташу, с которой мы как-то сразу подружились и даже разоткровенничались, что бывает нечасто. С ее разрешения я привожу рассказ, в котором имя героини изменено во избежание кривотолков.

— Когда мне исполнилось 38, я вдруг впервые после долгого перерыва посмотрела на себя в зеркало. И ужаснулась. Овал лица грозил превратиться в квадрат, под глазами синели печальные следы вечного недосыпа, а на голове… вот это и называется «снег на голову» — седина, к которой ты не готова, как городские службы к первому снегу.

Теперь-то я знаю, что это называется «кризис сорока». Это вроде бы со всеми происходит: ты думаешь, что ничего не успела в жизни и зря потратила лучшие годы на человека, который тебя не ценит, только вечно придирается. Муж — мой ровесник, и он тоже переживал тогда кризис, из-за чего на мою голову обрушился не только снег, но и шквал критики. Я попыталась что-то изменить в моей судьбе и совершила отчаянный рывок в карьере. Уволилась из маленькой фирмы, где много лет проработала бухгалтером, и перешла в большую — в надежде на рост по служебной лестнице.

И тут меня ждало самое большое испытание: я влюбилась. Дело в том, что поначалу у меня ничего не получалось на новом месте, и N взялся мне помогать, а потом начальство поручило ему проверять мои отчеты, и так мы стали работать вместе. В нем я нашла все, чего не находила в муже, — спокойную мужскую уверенность, способность разрулить любой конфликт, мягкий юмор, сглаживающий трения. И красоту. Он был очень хорош собой… да что там говорить. Лучше не вспоминать.

Перспективы у наших отношений не было. Он носил кипу и был предан жене и детям, я тоже была замужем… я и сейчас замужем за моим Шмуликом. Энергия любви кипела во мне, как пар внутри паровоза, и заставляла жить и двигаться. Когда я составляла очередной отчет и отправляла ему по имейлу, мне казалось, что за столбиками цифр стоит секретное признание. Если он подберет ключ, то все поймет. Ему только нужен код любви, и все откроется.

Мне некому было рассказать о пожирающем душу огне. И я написала письмо подруге, у которой нет общих знакомых с моим нынешним кругом друзей. Ответ пришел быстро. Она писала, что лавина страсти должна смести все плотины, разрушить ложные ценности, например, семейные, во имя главного, для чего живет человек, — счастья.

И тут я поняла, что отдалилась от нее на миллион парсеков. Она жила по-прежнему ради счастья, а я — ради самосовершенствования. Пусть это прозвучит глупо и пафосно, но я хотела духовного роста, и ради этого выбрала путь, по которому пошла, выйдя замуж за Шмулика. Я вдруг поняла, что восхождение мне важнее, чем N, Шмулик и все мужчины на свете. Знаешь, самый лучший совет, который я получила сама от себя, звучал полузабытой пушкинской цитатой: «Учитесь властвовать собой». Власть над собой, не вдруг обретенная, была для Татьяны важнее, чем любовь Онегина или мужа со всеми его генеральскими регалиями. Только в восьмом классе, когда мы читали «Онегина», я этого еще не понимала. А теперь понимаю. Моя власть над собой важнее счастья. Ну как тебе объяснить?

— Не надо объяснять, — ответила я, — все и так понятно.

Мнимые противоречия

Рут Соминская

«Ничего не понимаю! Чего не хватало этим молодым, красивым и вроде бы успешным людям, что они ударились в религию?» — «Невесту я вообще не понимаю! Вместо того, чтобы еще хоть пару годочков пожить в свое удовольствие или как-то самореализоваться, она добровольно спешит мести пол и менять пеленки! Мазохизм какой-то, не находите?» Что двигало любительницами посудачить в разгар моей свадьбы прямо у меня за спиной — банальное невежество, бестактность, расчет на то, что, по их мнению, я потеряла не только рассудок, но и слух, или крайняя степень перевозбуждения и любопытства — мне судить трудно, хоть искренне хочется верить в последнее. Одно несомненно: в их (и не только в их) глазах жизнь делится на молодость, красоту, успех, удовольствие, любовь и самореализацию с одной стороны и религию, быт, домашние обязанности, обязательства, чувство долга — с другой. Если попытаться кратко подытожить, первое воспринимается как «счастье», второе как в лучшем случае «честь», в худшем… Впрочем, зачем о худшем? Ведь даже в самом лучшем смысле, даже те, кто на практике самоотверженно, ради высших идеалов и принципов выбрал второе, как правило, воспринимают свой выбор как добровольный и осознанный автоматический отказ от первого. Другими словами, подобный отказ от «приятного» считается ценой — для одних вполне разумной, для других — неприемлемой — за «полезное» и «правильное».

Мне же подобный линейный подход напоминает философско-идеологический спор о том, является ли апельсин круглым или оранжевым. И понятия «иудаизм» и «счастье» для меня являются неразрывными. Нет, увы, пока не синонимами, но условиями — необходимыми, хоть и не всегда достаточными — друг для друга.

Источником многочисленных проклятий Тора прямым текстом называет то, что человек «не служил Всевышнему в радости», то есть, с одной стороны, от человека-таки требуется служить, не убегать от своих прямых обязанностей и обязательств, жить праведно и правильно, но, с другой, — прочувствуйте! — в радости! Ибо, добровольно лишаясь радости жизни, человек превращает свою жизнь, а заодно и жизнь окружающих в проклятие. Поскольку постоянное подавление того, что в нашем восприятии считается счастьем, на благо «чести» в конечном итоге проявляется либо в самоуничижительной депрессии, либо в разрушительной агрессии (необязательно физической, достаточно психической или вербальной). Причем, как правило, по отношению к самым близким. Таким образом, ощущение счастья необходимо для по-настоящему правильного ведения еврейского образа жизни.

Что касается обратной связи, лично мне она напоминает сказку о золотом ключике. Без еврейской составляющей, без Торы все остальные составляющие счастья создают прекрасную, аппетитнейшую картину камина, нарисованного в каморке у папы Карло. Однако все это — лишь иллюзия, которую можно с легкостью проткнуть носом. Но стоит с головой окунуться в еврейскую жизнь, как это послужит тем самым магическим золотым ключиком, предоставляющим шанс выхода в трехмерное пространство реальности. Реальности счастья. Правда, которое еще предстоит творить и творить. Главное — не превратить все в «кукольный театр». Но это уже другая история.

 

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>