АННА ФАЙН: Вечный Песах


Анна Файн (рисунок: Сергей Васильев)

Дело было в четверг вечером. Я упаковала младшую дочь в прогулочную коляску, одела старших и подошла к входной двери. Не успела открыть, как раздался звонок. На пороге стояли пятеро детей семейства Накиевских.

— Мама сказала, что мы можем пойти к тебе, — самым невинным тоном промямлила старшая, двенадцатилетняя Ахиноам.

— А где мама? — спросила я.

— Мама и папа уехали на свадьбу в Шомрон, — все тем же невинным тоном продолжила Ахиноам.

Я вздохнула. Яэль Накиевская родила одного за другим пятерых детей. С утра она отправляла их в школы и садики, а сама драила квартиру. Предпасхальная уборка была ей совсем не нужна: дом сиял чистотой в субботу и будни, летом и зимой, в любой день календаря. Когда дети приходили из школ и детских садов, она наскоро кормила их и отправляла гулять под присмотром старшей дочери. Никто не нарушал идеального порядка ее жилища: не успевали дети нагуляться, как она быстро кормила их ужином и укладывала спать. Все наши общие подруги давно поняли, что мадам Накиевская находится в постоянных поисках бесплатной няньки, и под разными предлогами не пускали ее чад на порог. (Когда выброшенным на улицу детишкам надоедало таскаться по городу, они стучали в двери соседей.)

— Мы идем покупать продукты к шабату, — сказала я, — идите с нами, если хотите.

Длинной вереницей мы шли вдоль по улице Иерушалаим в направлении супермаркета. Я катила коляску с малышкой, сзади шли дочь и сын, а с ними пятеро отпрысков семейства, где царил вечный Песах.

Я не видела, как мяч младшего ребенка Накиевских укатился на проезжую часть. Вдруг раздался дружный вопль семи детских глоток и визг тормозов. Джип, разогнавшийся на подъеме в гору, резко затормозил перед метнувшимся под колеса ребенком. Но не успел. Улица мгновенно наполнилась людьми. «Ты их няня?» — грозно кричали они. Мне казалось, что суд Линча вот-вот разразится в еврейском городе — впервые в истории.

Слава Богу, маленький Барух остался жив. Он был легко ранен затормозившей машиной. Тут же подъехал «амбуланс», а общие знакомые принялись вызванивать родителей, веселящихся на свадьбе.

Вторая часть драмы развернулась перед Песахом. Я убирала квартиру, когда в дверь позвонили пятеро детей семейства Накиевских.

— Мама моет пол, — пропищала старшая, Ахиноам, — она не пускает нас домой. Можно, мы здесь посидим?

— Я тоже мою пол, — сказала я, — поиграйте во дворе с моими детьми.

Во дворе какие-то добрые люди умудрились разлить липкую черную жидкость — то ли мазут, то ли деготь. Мои дети чудесным образом не перепачкались, а вот пятеро чад Накиевских измазались с ног до головы. Многострадальная старшая сестра повела их домой мыться.

Через 10 минут на душе у меня стало неспокойно. «Как они там?» — подумала я и отправилась к Накиевским.

Ахиноам посадила в ванну троих младших братьев и скребла их мочалкой, пытаясь оттереть мазут. В гостиной сидел сам реб Накиевский, увенчанный торжественным штраймлом. Он не поздоровался со мной — святым людям не пристало разговаривать с женщинами. Цадик погрузился в том Гемары, задумчиво пощипывая черную бородку.

«Законы Песаха изучает», — поняла я.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>