АННА ФАЙН: О мойке окон и о двух в одном флаконе


Анна Файн (рисунок: Сергей Васильев)

— Ну вот, к Песаху мы почти готовы, — с удовлетворением заметил муж и широким жестом пригласил гостей к столу, где на одноразовых тарелках уютно утроились остатки хамеца. Гости, специально приглашенные для их уничтожения, принялись хрустеть печеньем, запивая его чаем и кофе.

— Не готовы мы, не готовы, — заныла я, — опять я окна не помыла и жалюзи не протерла!

— Пыль на окнах — не хамец! — отрезал муж, энергично отправляя в рот шоколадный рогалик.

— Эх, привел бы ты вторую жену, она бы мне окна помыла, — мечтательно сказала я, а муж коварно улыбнулся и выдал свое:

— Когда я приведу вторую жену, она у меня будет отдыхать, по спа-салонам ходить, по парикмахерским там всяким, а ты знай вкалывай за троих. Так что не мечтай почем зря.

Шутки про вторую жену — наше любимое развлечение. И, хотя много лет я повторяю одну и ту же надоевшую мне самой хохму про жалюзи, муж неизменно увлекается этим сюжетом, каждый раз сочиняя что-то новое. На этот раз и друзья от него не отстали.

— А правда, жаль, что многоженство отменили, — заметил Алик, недавно приехавший из Самарканда, — знаешь, что мусульмане по этому поводу говорят? Мужчине одной женщины мало. И лучше, чтобы он хотя бы оставался в семье. Если все его женщины — законные жены, то о какой измене может идти речь? Они все — одна семья, все друг друга знают.

— А наши мудрецы говорят, — парировала я, — где много жен, там много ссор. Так, кажется, сказано в «Пиркей Авот». Но, с другой стороны, немытые окна…

— А с третьей стороны, у праотца Яакова было две жены — Рахель и Лея, и, кроме того, еще две наложницы, — заметил Йося, дожевывая лимонные вафли, — а праотец Яаков был праведник — не чета нам с вами.

— А правда, почему рабейну Гершом по прозвищу Светоч Изгнания наложил запрет на многоженство? — спросила Мила, жена Йоси.

— Я знаю, я знаю! — запрыгала от восторга младшая дочь Алика. — Мне бабушка читала! Хотите, я расскажу?

У рабейну Гершома была жена Двора. Но у них не рождались дети, и тогда она уговорила рава взять еще и вторую жену. Вторая жена была молода и легкомысленна. Она проводила много времени с придворными дамами, и они сумели вытащить из нее один из секретов рабейну Гершома. Недруги еврейского мудреца обвинили его в краже серебра из царской казны, обернув против него известный им секрет, и заточили рава в высокую башню, где он должен был умереть от голода. Однако ночью рабейну Гершом услышал внизу тихий плач. Это была его верная жена Двора. Она пришла к башне, чтобы умереть там вместе с любимым мужем.

— Не надо умирать, — сказал рабейну Гершом, — принеси мне жука, гусеницу, шелковую нить и крепкую веревку.

Двора обвязала жука шелковой нитью, а к ней привязала веревку. Гусеница поползла вверх по башне, жук — за ней, и так он донес веревку до самого верха. Рабейну привязал ее к оконной раме и спустился по веревке. После того как они с Дворой убежали, рав издал галахическое постановление, запрещающее приводить в дом вторую жену.

— Это прекрасная сказка для детей, — пробасил Шмулик, друг Йоси, — но причина, конечно, не в этом. Просто идеальные отношения — это любовь одного мужчины к одной женщине. Это как вера в Единого Бога. Недаром наши притчи изображают еврейский народ и Всевышнего как Царя и Царицу. А многоженство — что-то вроде идолопоклонства. Поэтому Всевышний создал человека парным. Сделал одну пару людей — Адама и Хаву. Никакой второй жены изначально не предполагалось. Тема второй жены каждый раз возникает из-за бездетности. Как в Торе, так и в той милой сказке, которую нам сейчас рассказала Саралэ.

— А Рахель и Лея? — спросила я и сама себе ответила, — ах, ну да. На Лее должен был жениться Эсав, но он взял в жены двух идолопоклонниц. Так что женитьба Яакова на Лее — тоже вынужденная мера.

— Все не так просто, — пробасил Шмулик, — согласно Каббале, Рахель и Лея — одна и та же женщина в двух разных духовных состояниях. Они соответствуют двум разным духовным состояниям Яакова, ведь он и Яаков, и Исраэль. Поэтому Рахель и Лея так похожи. Кстати, жена — это всегда исправление души мужчины. Не надо понимать Тору буквально. Многочисленные жены царя Давида — это многократные исправления его души. Но нам такие исправления не под силу. Мы проще устроены. Поэтому дай Бог достойно прожить с одной женой.

— Но в идее женитьбы на двух сестрах все-таки что-то есть, — задумчиво сказал муж, — хотя именно из-за этого, по мнению мудрецов, Яаков не стал Машиахом. Зато Рахель и Лея исправляли его каждая по-своему. С Рахелью он мог поссориться, зато Лея, которую он вроде бы меньше любил, была ему настоящим другом. С ней он мог советоваться.

— Короче говоря, — встряла я, — ничего не остается, как быть тебе Рахелью и Леей в одном флаконе. Сегодня я даю тебе советы, а завтра — готовься! — мы будем ссориться.

— Слушаюсь! — муж вытянулся по стойке «смирно», но его рука невольно потянулась ко второму рогалику.

— А чтобы было легче играть каждый раз другую роль, — увлеклась я, — мне надо чаще менять образ. Покупать себе новую одежду и новые украшения. И ходить в спа-салон, между прочим. Не думай, что одна жена обойдется тебе дешевле двух.

— Не думаю, — грустно протянул супруг, — но если ты будешь толстеть, то я через несколько лет обменяю одну жену по сто килограммов на две по пятьдесят.

— Даже не думай, — отрезала я, — если я потолстею, это уже буду не я, а твоя новая жена. Ты ведь хотел привести вторую жену, не так ли?

— Нет, это ты хотела. Грязные окна мешают тебе, а я всем доволен, — отвечал супруг, дожевывая рогалик.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>