АЛИНА ФАРКАШ: Духовность и обязанность


Алина Фаркаш (фото: Илья Иткин)

Моя подруга, израильтянка, студентка, феминистка, мать и жена, ортодоксальная еврейка, готовящаяся стать галахической консультанткой (что по сути является лишь стыдливым эвфемизмом для женщины-раввина), рассказывала, что на недавних выборах в Израиле ей вручили шоколадку. На шоколадке было написано: «Чтобы милые барышни могли наградить себя сладеньким после тяжелой пасхальной уборки!» И в этот момент у моей подруги заплясали к глазах кровавые чертики и опустилось забрало. Почему это пасхальная уборка воспринимается исключительно как женское дело?

Вся женская половина моей френдленты бурлит уже месяц. Устраиваются марафоны, выкладываются фотографии достижений, кажется, будто проходит олимпиада по выкидыванию лишнего, отмыванию, очищению и выбиванию пыли. Побеждает та, кто больше всех устала.

При этом в мужской части ленты — никакой паники. И лишь изредка пробегающие реплики о том, что пыль — не хамец. С этой точки зрения я, несомненно, мужчина. Во всяком случае, я старательно изучала литературу на предмет того, как бы поменьше убирать и полегче стараться. Но больше всего меня волнует, что в этом удивительном распределении ролей — причина, а что — следствие. Женщины так сходят с ума из-за пасхальной уборки, потому что их учили, что правильно сходить из-за нее с ума? Такая вот женская традиция: волноваться и драить. Или женщины волнуются и убирают, потому что женщинам это свойственно от природы? Или нас так научили: женщины любят убирать, у мужчин плохо получается?

В этот момент я сразу вспоминаю своего сына. Ему было четыре года, когда мы с мужем горячо спорили по поводу, простите, вытирания ему попы. Муж утверждал, что наш мальчик еще слишком маленький и его ручки не достают до попы, поэтому ему надо помогать. И это была правда: когда муж был дома, то сын очень старался, но не мог дотянуться бумажкой до нужного места и всегда звал папу на помощь. Но, как только тот уходил на работу, ручки у ребенка волшебным образом вырастали до необходимой длины и он прекрасно справлялся самостоятельно.

Мужчины и женщины тоже активно играют в подобные игры. У мужчин не получается загрузить посудомойку, женщины не способны справиться с мужской работой, требующей физической подготовки и технической жилки, — вкрутить лампочку. Я, кстати, сама каждый раз жду, когда муж это сделает. Жду и сама себе удивляюсь: ведь это я в 12 лет сама, под открытым током, заменила выключатель на своем ночнике. Впоследствии подключала стиральные и посудомоечные машинки и разбирала трубы под раковиной, когда случайно уронила внутрь кольцо. И нет, мне не было тяжело, грязно или противно, мне было увлекательно и гордо за себя. И вот при всем этом я жду, когда муж придет и поменяет мне лампочку.

Так вот: где причина, а где следствие? Почему менять лампочки — это мужская работа, а вытряхивать ковры и матрасы от крошек — женская? В женщинах сидит врожденный ген вытряхивания матрасов? Я в это не верю! Я завтра утром перестану ждать и сама поменяю все необходимое. И помогу мужу готовить квартиру к Песаху. В конце концов его мужественность ни капли не страдает от того факта, что он сменил тысячи подгузников нашей дочке. И моя женственность не расцветает в тот момент, когда я мою посуду. Я мою ее потому, что я взрослый человек и нам, взрослым людям, свойственно поддерживать чистоту вокруг себя. Подозреваю, что муж это делает по той же самой причине.

Поэтому перед Песахом мы обычно расслабленны и веселы. Ведь пыль, как известно, не хамец.

P.S. А тот шоколад оказался просто отвратительным на вкус.

Возможно, вас также заинтересует:

Версия для печати

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>